Он осознавал что такое чувство было бы оскорбительно в отношении собаки

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Том 7. Рассказы, повести 1888-1891

НАСТРОЙКИ.

sel back

sel font

font decrease

font increase

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

2

Антон Павлович Чехов

Полное собрание сочинений в тридцати томах

Том 7. Рассказы, повести 1888-1891

i 001

А.П. Чехов. Фотография 1893 г.

Ночь. Нянька Варька, девочка лет тринадцати, качает колыбель, в которой лежит ребенок, и чуть слышно мурлычет:

Баю-баюшки-баю, А я песенку спою…

Перед образом горит зеленая лампадка; через всю комнату от угла до угла тянется веревка, на которой висят пеленки и большие черные панталоны. От лампадки ложится на потолок большое зеленое пятно, а пеленки и панталоны бросают длинные тени на печку, колыбель, на Варьку… Когда лампадка начинает мигать, пятно и тени оживают и приходят в движение, как от ветра. Душно. Пахнет щами и сапожным товаром.

Ребенок плачет. Он давно уже осип и изнемог от плача, но всё еще кричит и неизвестно, когда он уймется. А Варьке хочется спать. Глаза ее слипаются, голову тянет вниз, шея болит. Она не может шевельнуть ни веками, ни губами, и ей кажется, что лицо ее высохло и одеревенело, что голова стала маленькой, как булавочная головка.

— Баю-баюшки-баю, — мурлычет она, — тебе кашки наварю…

В печке кричит сверчок. В соседней комнате, за дверью, похрапывают хозяин и подмастерье Афанасий… Колыбель жалобно скрипит, сама Варька мурлычет — и всё это сливается в ночную, убаюкивающую музыку, которую так сладко слушать, когда ложишься в постель. Теперь же эта музыка только раздражает и гнетет, потому что она вгоняет в дремоту, а спать нельзя; если Варька, не дай бог, уснет, то хозяева прибьют ее.

Лампадка мигает. Зеленое пятно и тени приходят в движение, лезут в полуоткрытые, неподвижные глаза Варьки и в ее наполовину уснувшем мозгу складываются в туманные грезы. Она видит темные облака, которые гоняются друг за другом по небу и кричат, как ребенок. Но вот подул ветер, пропали облака, и Варька видит широкое шоссе, покрытое жидкою грязью; по шоссе тянутся обозы, плетутся люди с котомками на спинах, носятся взад и вперед какие-то тени; по обе стороны сквозь холодный, суровый туман видны леса. Вдруг люди с котомками и тени падают на землю в жидкую грязь. — «Зачем это?» — спрашивает Варька. — «Спать, спать!» — отвечают ей. И они засыпают крепко, спят сладко, а на телеграфных проволоках сидят вороны и сороки, кричат, как ребенок, и стараются разбудить их.

— Баю-баюшки-баю, а я песенку спою… — мурлычет Варька и уже видит себя в темной, душной избе.

На полу ворочается ее покойный отец Ефим Степанов. Она не видит его, но слышит, как он катается от боли по полу и стонет. У него, как он говорит, «разыгралась грыжа». Боль так сильна, что он не может выговорить ни одного слова и только втягивает в себя воздух и отбивает зубами барабанную дробь:

Мать Пелагея побежала в усадьбу к господам сказать, что Ефим помирает. Она давно уже ушла и пора бы ей вернуться. Варька лежит на печи, не спит и прислушивается к отцовскому «бу-бу-бу». Но вот слышно, кто-то подъехал к избе. Это господа прислали молодого доктора, который приехал к ним из города в гости. Доктор входит в избу; его не видно в потемках, но слышно, как он кашляет и щелкает дверью.

— Засветите огонь, — говорит он.

— Бу-бу-бу… — отвечает Ефим.

Пелагея бросается к печке и начинает искать черепок со спичками. Проходит минута в молчании. Доктор, порывшись в карманах, зажигает свою спичку.

— Сейчас, батюшка, сейчас, — говорит Пелагея, бросается вон из избы и немного погодя возвращается с огарком.

Щеки у Ефима розовые, глаза блестят и взгляд как-то особенно остр, точно Ефим видит насквозь и избу и доктора.

— Ну, что? Что ты это вздумал? — говорит доктор, нагибаясь к нему. — Эге! Давно ли это у тебя?

— Чего-с? Помирать, ваше благородие, пришло время… Не быть мне в живых…

— Полно вздор говорить… Вылечим!

Доктор с четверть часа возится с Ефимом; потом поднимается и говорит:

— Я ничего не могу поделать… Тебе нужно в больницу ехать, там тебе операцию сделают. Сейчас же поезжай… Непременно поезжай! Немножко поздно, в больнице все уже спят, но это ничего, я тебе записочку дам. Слышишь?

— Батюшка, да на чем же он поедет? — говорит Пелагея. — У нас нет лошади.

— Ничего, я попрошу господ, они дадут лошадь.

Доктор уходит, свеча тухнет, и опять слышится «бу-бу-бу»… Спустя полчаса к избе кто-то подъезжает. Это господа прислали тележку, чтобы ехать в больницу. Ефим собирается и едет…

Но вот наступает хорошее, ясное утро. Пелагеи нет дома: она пошла в больницу узнать, что делается с Ефимом. Где-то плачет ребенок, и Варька слышит, как кто-то ее голосом поет:

— Баю-баюшки-баю, а я песенку спою…

Возвращается Пелагея; она крестится и шепчет:

— Ночью вправили ему, а к утру богу душу отдал… Царство небесное, вечный покой… Сказывают, поздно захватили… Надо бы раньше…

Варька идет в лес и плачет там, но вдруг кто-то бьет ее по затылку с такой силой, что она стукается лбом о березу. Она поднимает глаза и видит перед собой хозяина-сапожника.

— Ты что же это, паршивая? — говорит он. — Дитё плачет, а ты спишь?

Он больно треплет ее за ухо, а она встряхивает головой, качает колыбель и мурлычет свою песню. Зеленое пятно и тени от панталон и пеленок колеблются, мигают ей и скоро опять овладевают ее мозгом. Опять она видит шоссе, покрытое жидкою грязью. Люди с котомками на спинах и тени разлеглись и крепко спят. Глядя на них, Варьке страстно хочется спать; она легла бы с наслаждением, но мать Пелагея идет рядом и торопит ее. Обе они спешат в город наниматься.

— Подайте милостынки Христа ради! — просит мать у встречных. — Явите божескую милость, господа милосердные!

Читайте также:  Jutsu великий из бродячих псов смотреть

— Подай сюда ребенка! — отвечает ей чей-то знакомый голос. — Подай сюда ребенка! — повторяет тот же голос, но уже сердито и резко. — Спишь, подлая?

Варька вскакивает и, оглядевшись, понимает, в чем дело: нет ни шоссе, ни Пелагеи, ни встречных, а стоит посреди комнатки одна только хозяйка, которая пришла покормить своего ребенка. Пока толстая,

Источник

Он осознавал что такое чувство было бы оскорбительно в отношении собаки

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

«Плохой хороший человек» Иван Лаевский

75969 300Еще одна блестящая работа Олега Даля — роль Лаевского в фильме Иосифа Хейфеца «Плохой хороший человек» по повести Чехова «Дуэль». Это история столкновения порочного, «беспутного», при этом очень жалкого и «бедненького» Ивана Лаевского и жестокого, мегапринципиального и фантатично целеустремленного фон Корена (Высоцкий).

Если Лаевский вызывает в нас гамму эмоций от сочувствия до презрения, то чувства, испытываемые к фон Корену, несколько сложнее и. непонятнее. Не знаю, как вас, но меня, еще ничего не знавшую о нарциссах и психопатах, это человек всегда пугал. За логичностью и внешней правильностью его речей интуитивно чувствовалось что-то чудовищное, кошмарное. Сейчас, вооружившись теорией, я понимаю, что Чехов рассказал нам о столкновении двух нарциссов. Мнимо ничтожного, «сверхчувствительного» Лаевского и грандиозного фон Корена — по сути, социопата.

Несмотря на то, что Лаевский и фон Корен выглядят антиподами — они совершенно одинаковы по сути своей. Оба эгоцентричны, лишены эмпатии, высокомерны по отношению к окружающим, склонны к эксплуатации и аддикциям. И даже «распутство» Лаевского и асексуальность фон Корена — на самом деле явления одного порядка.

Разберем сначала Лаевского, а в следующем посте вырулим к сути их конфликта с фон Кореном.

В образе Лаевского Чехов очень достоверно рисует нам психологию мнимо ничтожного нарцисса. Который весь такой страдающий, мятущийся, непонятый, вечно на мели, вечно с проблемами. Ну нельзя не пожалеть, не взять под крыло, не обогреть, не снять последнюю рубаху.

«Лаевский сел рядом с Самойленком и сказал с искренним увлечением:

Я пустой, ничтожный, падший человек! Воздух, которым дышу, это вино, любовь, одним словом, жизнь я до сих пор покупал ценою лжи, праздности и малодушия. До сих пор я обманывал людей и себя, я страдал от этого, и страдания мои были дешевы и пошлы. Временами я сам ненавижу и презираю себя. Я рад, что ясно вижу свои недостатки и сознаю их. Это поможет мне воскреснуть и стать другим человеком. Голубчик мой, если б ты знал, как страстно, с какою тоской я жажду своего обновления.

И, клянусь тебе, я буду человеком! Буду! Не знаю, вино ли во мне заговорило, или оно так и есть на самом деле, но мне кажется, что я давно уже не переживал таких светлых, чистых минут, как сейчас у тебя».

Лаевский привык жалиться на свое положение всем кому можно. Он готов дать « унизительную телеграмму» матери, с которой не общается уже два года — затем, чтобы она выслала ему денег. Даже фон Корена он п ытается пробить на жалость:

«- В последнее время мое здоровье сильно пошатнулось. Прибавьте к этому скуку, постоянное безденежье, отсутствие людей и общих интересов. »

Итак, Чехов рисует нам Лаевского «молодым человеком лег двадцати восьми, худощавым блондином, в фуражке министерства финансов». В анамнезе у него ранний сексуальный старт (13 лет), несколько «любовей», брошенный юридический факультет университета и переход на филологический. Но и там Лаевский, как я поняла, не доучился, поскольку в очередной раз влюбился — на этот раз в замужнюю Надежду Федоровну (Максакова), увлек ее нарциссической трескотней об идеалах и сманил с собой на Кавказ. Вот как сам Лаевский об этом рассказывает:

«Полюбил я замужнюю женщину; она меня тоже. Вначале у нас были и поцелуи, и тихие вечера, и клятвы, и Спенсер, и идеалы, и общие интересы. Какая ложь! Мы бежали, в сущности, от мужа, но лгали себе, что бежим от пустоты нашей интеллигентной жизни.

Какой показательный монолог! Здесь мы видим и грандиозные нарциссичесские фантазии, и нарциссическую идеализацию, сменившуюся полным обесцениванием.

Быстро обрыдла Лаевскому и госслужба. На которой он в своих грандиозных мечтах вроде как рассчитывал приносить пользу Отечеству. Более чем прохладное отношение Лаевского к служебным обязанностям Чехов иллюстрирует следующим фрагментом:

Итак, документы подписываем не глядя, службу прогуливаем, ибо жарко и нездоровится, а вот пойти играть в карты к Шешковскому — на это и здоровья хватает, да и жара вроде не такая уж сильная.

В данный момент «разлюбивший» и наделавший кучу долгов Лаевский озабочен тем, чтобы смыться из городка. Непроходящий нарциссический свербеж в одном месте, вечная охота к перемене мест (как наивная попытка убежать от внутренней пустоты, расцветить свое унылое существование, найти землю обетованную и идеальный идеал) обостряется, когда он получает телеграмму о смерти мужа Надежды Федоровны. Но он скрывает от сожительницы эту новость, поскольку понимает, что отвертеться от венчания в этом случае будет трудно. Нет, можно, конечно, не венчаться, но как же быть с маской социальной нормальности? На их сожительство в городке и так смотрят неодобрительно, сейчас же они рискуют стать изгоями.

А новая тема идеализации уже готова — будущая жизнь в Петербурге.

Бедный, вечно мятущийся, вечно недовольный тем, что имеет, вечно
фантазирующий и вечно обесценивающий все и вся нарцисс.

«Разлюбив» Надежду Федоровну, Лаевский изводит ее равнодушием (я бы даже сказала, отвержением), придирками
и отлучением от тела (это читается между строк):

Обратим внимание на весьма показательные нарциссические проекции: как сам Лаевский занят тем, чтобы казаться умным, благородным, думающим и т.д.
— так и Надежде Федоровне он приписывает то же самое.

А вот еще пример нарциссической проекции:

Это — из той же оперы, что и «таких людей, как в книге Тани Танк — 90%, и вы сами такие же, только скрываете», «каждый мечтает попасть на оргию»
(перл из недавнего диалога Алисы Сергеевой с сетевой триадницей) и т.д.

«Когда она с озабоченным лицом сначала потрогала ложкой кисель и потом стала лениво есть его, запивая молоком, и он слышал ее глотки,
им овладела такая тяжелая ненависть, что у него даже зачесалась голова. Он сознавал, что такое чувство было бы оскорбительно
даже в отношении собаки, но ему было досадно не на себя, а на Надежду Федоровну за то, что она возбуждала в нем это чувство,
и он понимал, почему иногда любовники убивают своих любовниц».

Читайте также:  Ent faecalis у собак

Непонятная болезнь Надежды Федоровны (мне кажется, явно психосоматического происхождения) совсем не беспокоит Лаевского.

«Надежда Федоровна была чем-то больна. Самойленко говорил, что у нее перемежающаяся лихорадка, и кормил ее хиной; другой же доктор,
Устимович находил, что у нее женская болезнь, и прописывал согревающие компрессы.

Вскользь Чехов сообщает об явно токсичной обстановке, царящей в доме Лаевского и Надежды Федоровны, причину которой она видит в себе:

«Она радовалась, что Лаевский в последнее время был с нею холоден, сдержанно-вежлив и временами даже дерзок и груб;
на все его выходки и презрительные, холодные или странные, непонятные взгляды она прежде отвечала бы слезами, попреками и угрозами
уехать от него или уморить себя голодом
.

Теперь же в ответ она только краснела, виновато поглядывала на него и радовалась, что он не ласкается к ней. Если бы он бранил ее или угрожал,
то было бы еще лучше и приятнее, так как она чувствовала себя кругом виноватою перед ним. Ей казалось, что она виновата в том,
во-первых, что не сочувствовала его мечтам о трудовой жизни, ради которой он бросил Петербург и приехал сюда на Кавказ
, и была она уверена,
что сердился он на нее в последнее время именно за это.

Кстати, осознает это Лаевский или нет, но он, по сути, подкладывает Надежду Федоровну под полицмейстера Кирилина, который затем шантажирует
женщину разглашением тайны и добивается от нее еще двух свиданий (по сути, насилует ее), в то же вемя распуская о ней в городке грязные слухи.

В фильме Хейфеца хорошо показано, как Лаевский бросает Надежду Федоровну в темном переулке наедине с Кирилиным, а сам бежит играть
в карты
. Неужели Лаевский не осознает, что подвергает женщину опасности — по меньшей мере, настойчивых домогательств? Ведь он прекрасно видит,
что на его подругу облизываются и Кирилин, и молодой сын местного предпринимателя Ачмианов. Лаевский даже устраивает по этому поводу безобразную
сцену на пикнике, прилюдно бросая ей обвинение в том, что Надежда Федоровна ведет себя как кокотка.

Почему же Лаевский создает ситуации, благоприятные для «поклонников» Надежды Федоровны? Нет ли у него подспудно мысли, что в случае ее измены
у него появятся веские основания ударить себя пяткой в грудь, растрезвонить всем о поруганной любви и, сморкаясь в платок, укатить в Питер.

Но чтобы уехать, нужны деньги. Сам Лаевский должен кому только можно, поэтому с нарциссической наглостью он перевешивает неприятное
дело поиска денег на своего «друга» Самойленко.
Нарцисс ловчит в своем духе: сам заварил кашу, а расхлебывать ее хочет заставить других.

76606 300В отношении Лаевского к «лучшему другу» наглядно раскрывается
нарциссическая эксплуататорская суть. Интересно, что нарциссы любят
«дружить» именно с такими, то есть, с нормальными, духовно здоровыми людьми

(вспомним тесное общение Печорина с Максимом Максимычем, Зилова
с официантом Димой).

«Несмотря на свою неуклюжесть и грубоватый тон. Это был человек
смирный, безгранично добрый, благодушный и обязательный.
Со всеми
в городе он был на «ты», всем давал деньги взаймы, всех лечил, сватал,
мирил, устраивал пикники
, на которых жарил шашлык и варил очень вкусную уху из кефалей; всегда он за кого-нибудь хлопотал и просил и всегда
чему-нибудь радовался. По общему мнению, он был безгрешен, и водились за ним только две слабости: во-первых, он стыдился своей доброты и
старался маскировать ее суровым взглядом и напускною грубостью, и, во-вторых, он любил, чтобы фельдшера и солдаты называли его
вашим превосходительством, хотя был только статским советником».

После этого описания становится ясно, что «дружба» с Самойленко так привлекательна для Лаевского тем, что Александр Давидыч — распрекрасный
дилер нарциссического ресурса. Чехов пишет, что «Лаевский напоминал ему беспомощного ребенка». Ну как этому великовозрастному дитяти не
присосаться к человеку, который дает взаймы, лечит, хлопочет и мирит. В эксплуатации и многочасовом приседании на уши и состоит дружба
нарцисса.
Но вот попробовал бы Самойленко обратиться к Лаевскому с просьбой о помощи, или же просто высказать ему «печаль своей души» —
увидел бы, каким скучным бы стало лицо «друга» и как бы он заспешил по неотложным делам.

А Лаевский просто заколебывает Самойленко своей рефлексией в режиме нон-стоп. Словесный понос Лаевского почти не прекращается,
и он бесцеремонно вламывается к «другу» посреди ночи, будит его, требует вина и опять рассуждает-рассуждает-рассуждает. Бедный, наполовину
спящий Самойленко держится из последних сил. Но держится. Ему очень-очень жаль «бедненького» Лаевского. Как можно оттолкнуть своим
равнодушием столь глубоко страдающего человека.

Глядя на его бледное, возбужденное, доброе лицо, Самойленко вспомнил мнение фон Корена, что таких уничтожать нужно, и Лаевский показался
ему слабым, беззащитным ребенком, которого всякий может обидеть и уничтожить»
.

Но дела со «сбором пожертвований» продвигаются не столь блестяще, как хотелось Лаевскому, и он вменяет это в вину доброхоту Самойленко:

Самойленко, как
и большинство духовно здоровых людей,
не знакомых с нашей темой, коренным
образом заблуждается насчет истинной
сути своего друга:

(Кстати, образчик такой писанины вы можете найти в одной из последней тем в нашей группе Вконтакте. Модератор группы Алиса Сергеева подверглась нападкам и преследованию нарцисски из Сети. Так вот, я даже не смогла понять, о чем эта девчушка пишет Алисе. Слова вроде знакомые, а смысл ускользает напрочь :).

Но даже бесчестному поступку, который он замыслил, Лаевский находит благородное оправдание.

«Быть может, он очень умен, талантлив, замечательно честен; быть может, если бы со всех сторон его не замыкали море и горы, из него вышел бы превосходный земский деятель, государственный человек, оратор, публицист, подвижник. Кто знает! Если так, то не глупо ли толковать, честно это или нечестно, если даровитый и полезный человек, например, музыкант или художник, чтобы бежать из плена, ломает стену и обманывает своих тюремщиков? В положении такого человека все честно».

Читайте также:  Не лопнул околоплодный пузырь у собаки

Вот она, опасная философия вседозволенности: что все люди, конечно, равны, но одни равнее других и имеют право на аморальные поступки — ради достижения неких высших целей. А как же нарциссу хочется быть таким «особым», «избранным», «исключительным» человеком!

Источник

header center

81815
i 001

Я посвящаю эту книгу поклонникам со всех концов света. Без них я не научился бы свободно мыслить и давать универсальные советы. И разумеется, спасибо их собакам: за то, что были со мной на протяжении последних девяти сезонов «Переводчика с собачьего».

Я посвящаю эту книгу также Джахире Дар и Кальвину Миллану — тем, кто поддерживал меня и путешествовал со мной по земному шару, помогая людям. Без вас моя стая была бы неполной.

i 002

i 003

Я стою на мягком песке: каблуки погружаются в пористую почву пустыни. Я все стою — и песок застывает на ботинках. Жарко, перевалило за 40 градусов. Мне некомфортно. Двигаться тяжело.

Я стою у границы Соединенных Штатов, глядя на Мексику, и внезапно осознаю, что живу в Америке дольше, чем жил на родине. Двадцать два года прошло с тех пор, как я, 23 декабря 1990 года, нелегально пересек границу, попав из Тихуаны в Сан-Исидро, чуть южнее Сан-Диего, Калифорния. Мне было двадцать лет.

Граница выглядела тогда совершенно иначе. Было меньше постов и патрулей, а пустыня мнилась повернувшейся спиной бесконечностью. Несмотря на то что столь многое изменилось, я узнаю те же пески, те же долины, по которым блуждал в одиночестве на протяжении двух недель, прежде чем удостовериться, что идти в Сан-Диего безопасно. Я все еще ощущаю запах сухого воздуха и наготу ландшафта: я прятался за скалами и в кустах, чтобы меня не поймали. Это чувство одиночества никогда не пройдет, а возвращение сюда лишь обострило воспоминания. Я смотрю вокруг и спрашиваю себя: как я это сделал? Тогда я просто мечтал приехать в Соединенные Штаты и стать тренером собак. Мечта стала реальностью. Эта поездка символизирует для меня подведение итогов.

Сегодня 13 сентября 2012 года. Я вернулся в Сан-Исидро: в то самое место, где нелегально перешел границу. Только на этот раз я не одинокий и напуганный иммигрант — я тот, кто исполнил свою мечту. Меня сопровождает команда кинооператоров, фотограф и мой менеджер Аллегра Пиккетт. Я прибыл сюда не пешим путником пустыни, а в комфорте кондиционируемого внедорожника, по инициативе National Geographic: о моей жизни снимают документальный фильм. Мне это кажется почти сюрреалистичным. Я смущен и почти ошеломлен тем фактом, что моя история представляется телевизионной корпорации достойной общественного внимания.

i 004

Здесь все начиналось: мое возвращение на границу у Сан-Исидро, Калифорния.

Телевизионщики наводят объективы, а вокруг собираются зеваки и поклонники. Похоже, большинство из них знают мое имя. Некоторые скандируют по-испански: «El Encantador de Perros» (что в переводе означает «Заклинатель собак»: так «Переводчик с собачьего» называется в Мексике). В перерывах между съемками я подхожу поговорить с некоторыми из них и даю несколько автографов. Разношерстность толпы потрясает, отражая широкую популярность шоу более чем в ста странах. Пенсионерка из Канады, утверждающая, что видела все 167 эпизодов «Переводчика с собачьего»; семья из Сиэтла; господин из Аргентины, сообщающий, что применял ряд моих психологических техник дрессировки в воспитании собственных детей; молодая семейная пара из Лондона, посетившая мой семинар Cesar Millan Live, который я проводил в рамках турне в марте 2010 г.

Стоя на границе и слушая этих поклонников, я осознаю, что, хотя вырос и родился в Мексике, а в 2009 году получил гражданство США — я не принадлежу какой-либо стране, определяемой границами, территорией или языком. Я принадлежу ко всемирному сообществу людей, которые любят собак. Это моя стая. Я принадлежу им… и их собакам. И в этой всемирной стае более 400 миллионов собак, более миллиарда человек, в чьей жизни есть собака. Мне же в этом огромном сообществе отведена роль вожака стаи.

Это честь, к которой я отношусь очень серьезно. Как вожак я должен защищать и направлять. Конечно, большинство людей приходят ко мне в поисках разрешения проблем с собаками. На протяжении всех девяти сезонов «Переводчика с собачьего» я демонстрировал техники устранения разнообразнейших поведенческих проблем всех мыслимых пород, указывал на мельчайшие человеческие ошибки в воспитании собак. Но теперь на первый план выступает моя роль вожака стаи. Она стала настолько важна, что я принял решение закрыть «Переводчика с собачьего» после девятого сезона и создать новое шоу: «Цезарь Миллан: Вожак стаи».

i 005

Моя правая рука, столь многому научивший меня Джуниор.

В то время как «Переводчик с собачьего» — это шоу о реабилитации, «Вожак стаи» — шоу о спасении. Это история покинутых и обретающих второй шанс. История о реабилитации и вхождении в совместимую семью. Для многих собак из шоу это последний шанс. Как вожак стаи я нахожу этим удивительным собакам новый дом, а готовые приютить их семьи учу заботиться о питомцах. Переводчиков с собачьего единицы, но вожаком стаи может стать каждый.

Осознание новой цели подвигло меня на написание этой книги, которая поможет людям стать вожаками стаи так же, как стал я. Если задуматься, я шел к этому 22 года. Я излагаю весь мой практический опыт по психологии и дрессировке собак в едином, легком для прочтения издании.

Я разъясняю наиболее важные аспекты восприятия собак как собак, а не людей. Я рассказываю о том, как тысячи лет эволюции и человеческого вмешательства в генетический процесс создали наших четвероногих спутников. Затем я рассматриваю то, что называю «естественными собачьими законами», и как они влияют на поведение и мышление собак. В главе 3 я излагаю девять основополагающих принципов, представляющих собой короткие и простые интуитивные приемы, которые помогут воспитать здоровую, счастливую и уравновешенную собаку. Этими принципами и приемами я руководствовался со своей собственной стаей, а также в работе по реабилитации. Дальнейшие главы посвящены важным урокам и стратегиям выбора подходящей собаки, адаптации к жизненным изменениям и устранению распространенных поведенческих проблем. Затем я, стремясь к удобству пользования материалом, подробно рассматриваю каждую проблему и предлагаю пути ее решения.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Транспорт и перевозки